Карл Густав Юнг – врач и  великий психолог, знаток конфликтов детской души, утверждал, что крайне желательно, чтобы педагоги (родители), если они действительно хотят понять духовный склад ребенка, внимали результатам аналитической психологии.

Ведь нормального ребенка понять можно без труда, чего не скажешь об аномальном или болезненном ребенке. И быть осведомленным не только в физических болезнях ребенка, но и в отношении душевных расстройств – это признак образованного воспитателя.

Правда, звучит очень убедительно?Особенно актуальны его рассуждения о том, как от врожденных, практически неизлечимых и едва ли поддающихся воспитанию форм болезни ребенка  отличить  отставание интеллектуального развития.

По этому, я хочу продолжить тему невроза.

Однажды Юнга посетил пациент – мальчик лет 6 от роду. Жалобами родителей были сильные, плохо управляемые ими  приступы «бешенства». Проявлялось оно в поведении малыша таким образом, что он крушил все свои игрушки, несмотря на свой возраст, выражал серьезные угрозы в адрес  родителей и воспитателей. А мама добавила, что он «не желает говорить».

Это соответствовало портрету маленького «тирана»: откормленный, маленький, своенравный, подозрительный и отрицающий все человечек.

Окончательным диагнозом мальчика была «идиотия». Но  Юнг отметил, что ребенок не до такой степени «идиот», чтобы не разговаривать… Он обратил внимание на общую манеру поведения ребенка, который проявлял симптомы невроза. И он нашел, откуда невроз. Как правило, почти всегда источниками являются родители как прямые инициаторы, или по крайней мере, как его важнейшие компоненты.

Читайте также: Маленький, а уже невротик…

В случае  этого пациента у доктора Юнга вырисовывается следующая картина, откуда невроз.

Это был единственный мальчик среди семерых сестер.  «Злокачественное» ожидание матери, что ее сын должен быть интеллектуалом, вытеснилось, причем умышленно. Она бессознательно «забыла» о недуге ребенка. Не смогла смириться с диагнозом, восприняла его как оскорбление, сама, будучи честолюбивой и своенравной.

А что ребенку оставалось? Повиноваться тому, к чему принуждало честолюбие матери, а именно к злобству и своенравию. Так как его интеллект был снижен (считали бестолковым), да и замкнутым был он  в себе, то его приступы бешенства исходили из одного только отчаяния.

В своей лекции Юнг,  также, привел пример, как один 14-летний  подросток убил своего отчима в приступе гнева. Причина та же – чрезмерные требования к мальчику.

А  как с этим у нас сейчас? Больше ста лет прошло, а невроз у ребенка мы также ищем около родителей!

А где вы, дорогие родители, ищете причину детских неврозов? Может есть смысл начать с себя? Узнавать, что такое НЕВРОЗ, и работать над собой, чтобы не допускать?

Читайте также: Размышления о детской неврологии

Для вас у нас есть книга   “33 ответа взволнованным родителям”

Получить консультацию >>

Пожалуйста, оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *